Читать 14 мин.

Модный дизайнер и морской волк

Юлия Николаева — дизайнер одежды и владелица авторского ателье. Много лет она представляла свои коллекции на Mercedes Benz Fashion Week Russia, а сейчас, как многие известные российские дизайнеры, устраивает показы на отдельных площадках, каждый раз разных. Осеннее шоу состоялось в ещё на тот момент закрытом для посетителей Дворце водных видов спорта «Лужники». 

Мотивы воды и моря встречаются в творчестве Юлии неслучайно: хобби дизайнера — яхтинг, причём экипаж судна и команда ателье частично пересекаются. Андрей Качковский в ателье — помощник Юлии, а в море — капитан. Сама Юлия выполняет обязанности матроса. WB.Motivator расспросил Юлию и Андрея, как этот момент влияет на субординацию на суше, и о яхтинге в целом. 

Юлия Николаева 

На суше — дизайнер и основательница авторского ателье, на море — матрос и кок

Как давно вы получили капитанские права? 

Лет восемь назад, на майские праздники в Крыму. Это было прикольно, такое приключение. Друзья позвали. 

Я лично свои права не использовала ни разу, так как сама не была капитаном. А матросом может быть любой человек. 

Что входит в обучение? 

Основы навигации, управление лодкой, правила безопасности.

Скорость в узлах? 

Скорость в узлах, корыто в футах — всё как положено. 

Ты же должен ориентироваться, понимать направление ветра; остальное понимаешь со временем, на практике. Слишком много факторов влияет на твою безопасность, поэтому большую часть навыков ты получаешь не в школе, а когда ходишь с опытными капитанами, при этом у тебя пытливый ум и тебе интересно. 

Как устроено само судно — это парусник с мотором? 

Конечно. Сейчас практически нет без мотора.Ты же не можешь на парусе входить в марину; ты должен снять все паруса для безопасности — своей и окружающих. В необычной среде опасность выше. 

Что там опасного? 

Случиться может всё. Ты можешь выпасть за борт, и тебя не найдут. Ты должен постоянно соблюдать бесконечные правила. Момент опасности определяется капитаном, его опытом и ответственностью. Капитан сказал встегнуться — все встегнулись. Самое лучшее, когда у тебя спасательный жилет в воде надувается. Если он из пенопласта, это неудобно, и ты пристегиваешься без него. 

Или плохая погода, особенно ночью. Права не дают права ходить ночью, но, конечно, за этим никто не следит. И если ты не успеваешь пройти намеченное расстояние за светлое время, ты идёшь ночью. Права действительны на определённом расстоянии от берега (в школах Федерации парусного спорта можно получить квалификацию «Яхтенный рулевой дневного плавания», которая даёт возможность управлять судном в дневное время и не далее 20 морских миль от берега = 37,04 км — WB.Motivator), и это хорошо в Турции, где ты идёшь вдоль берега из одного места в другое, но иногда нужно плыть между островами, где расстояние может быть больше. 

Из соображений безопасности наверху должно быть два человека: вахтенный, который рулит лодкой, плюс подвахтенный. Капитан пристегнут к штурвалу; если качка или волна, он может упасть и стукнуться головой, и захлебнуться. Нужно следить за тем, что происходит. 

Медуза может ужалить, и это довольно серьёзно. Меня не жалили ни разу, а моих друзей — раз сто пятьдесят. Сесть на мель, уехать хрен знает куда, сломать мачту, порвать парус, перевернуться от порыва ветра. На суше человек вообще не следит за ветром. А когда ты напрямую от этого зависишь, ты следишь. Ночью просыпаешься от того, что что-то изменилось, и думаешь: что же нам это сулит? Смотришь за облаками. Жесткий опыт. Ты — и стихия. В этом прикол, лично для меня. Полностью стирается из головы, что ты делал на суше, ты живешь другой жизнью. Полная перезагрузка. 

Море — это ваша стихия? 

Я вообще природу люблю. Любое природное проявление прекрасно. Нет, ну страшно, конечно. Мне часто бывает страшно, когда я думаю о возможных факапах и их последствиях. На регате ты можешь как угодно рисковать, идти под любым углом: ну выпадешь ты, и если не трахнешься головой, то скорее всего, тебя подберут. Но когда ты идешь куда-то, то ты один: никто об этом не знает и этим не интересуется. 

В океане есть система отслеживания всех лодок, а в море такого нет. Ты ушел — зарегистрировался, пришел — зарегистрировался. Куда ты ушёл? Ты можешь написать путевой лист, но в принципе это формальность, никто тебя искать не будет. В океане тебя будут искать: лодка чартерная, океан серьезнее, чем море, и владельцы лодки заинтересованы в том, чтобы получить её назад. А на каком-то тёплом море лодок как чаинок в чае, дают тебе лодку — и окей. Никто не будет спрашивать, как у тебя дела. И ты принципиально идёшь под парусом, в этом специальный прикол этих передвижений. 

То есть мотор вы заводите, только когда заходите в марину? 

Иногда не только. Когда совсем ужас-ужас. Ветра нет, например. У тебя есть план, но в плохую погоду ты не выходишь, хотя по плану должен. А на чартерной лодке нужно вернуться вовремя. 

Как выглядит логистика самого путешествия? Сначала вы бронируете лодку, потом покупаете билеты? 

Лодка — это ваш дом. Вы когда едете куда-то, что бронируете сначала? 

Смотрю билеты и гостиницу параллельно. А как выглядит арендный рынок лодок? 

Это компании, большие и маленькие. Есть люди, которые сдают просто свою лодку. Вы регистрируетесь у какого-то агрегатора лодок, бронируете и оплачиваете. У Андрея спросите, он этим занимается; я матрос и кок. 

Хорошо, чем занимается матрос? Сколько народу в команде? 

Когда как, от двух человек до восьми. 

С вами можно? 

Нет. 

Почему? 

Это очень, очень серьёзное испытание на совместимость, просто чудовищное. Это как в лифте вместе застрять на две недели. 

Вы с Олей ходили уже? (Ольга — помощница Юлии в ателье, занимается внутренними делами, сотрудниками, клиентами и т.д. — WB.Motivator

Нет. 

Мало ли, у вас такое испытание при приёме на работу. 

Это не испытание. Это реально — в лифте. Ты уйти никуда не можешь, это одно пространство. Каюта не одна, но в каюте ты не просидишь. Если у вас мало народу, все постоянно заняты. 

Матрос делает всё, что скажет капитан: поднять грот, опустить грот. Выпустить геную, заправить геную. Поменять направление с одного борта на другой. На самом деле капитан может сделать всё сам. Яхтинг — это абсолютно индивидуальный спорт. Человек может делать всё один, если правильно оборудует лодку под себя. 

А спать когда? 

Там есть разные варианты. И это не Фёдор Конюхов, это норма. 

Тогда зачем вам компания? Я не верю, что вам неинтересно наедине с собой. 

Я же не капитан. Это очень сложно и очень страшно. Мне реально страшно. Я и машину не вожу. 

Насчёт машины мне кажется, вам это не надо. Вы сели на заднее сиденье, сказали куда надо — и поехали. Это немного другая позиция, чем у матроса, гораздо выигрышнее. 

Здесь мне тоже не надо. Я не могу представить, что я одна всё это делаю. 

Тогда это должна быть не чартерная лодка, а лодка под себя, там же всё время всё ломается, всё в движении, всё надо чекать. Какая-нибудь пи...юлина отрывается, и её надо на место. Это жизнь, только очень усложнёненная. Какой я капитан? Мне палец зажало, я несколько дней хожу мучаюсь. Это опасно и сложно. 

Раньше мы думали набрать побольше народу, чтобы было веселее и чтобы сэкономить. Один раз это был такой провал! Чем меньше людей, тем лучше. 

Провал почему? 

В общении, в эмоциональных движениях. Возникает какая-то интрига, какое-то противостояние. Это были наши друзья, с многими из них мы порознь ходили в море. Вместе это получило совсем другую окраску. Отношения не то чтобы испортились, но дистанция увеличилась. 

В ателье Андрей — ваш помощник, на море всё наоборот, он капитан. Как это вообще возможно? 

Почему бы и нет? 

Это как-то влияет одно на другое? 

Вообще никак. Мы дружим. 

Начальник и подчинённый — это вертикаль, а друзья наравне. 

Просто есть разные функции. Мы дружили и раньше, не так плотно, как сейчас, но всё-таки; я его поэтому и позвала. Мне не нужен был непонятно кто. 

Что было сначала: совместная работа или лодка? 

Сначала работа; скоро десять лет. Это реально испытание на совместимость. 

Есть люди, которым яхтинг противопоказан? 

Наверняка. Во-первых, тем, кого укачивает. Укачивает всегда, если честно. Сначала укачивает, потом ты привыкаешь. Бывает и обратная история, жду каждый раз с нетерпением. У тебя блестяще работает ЖКТ, потому что ты постоянно находишься в движении, это постоянный массаж кишечника; поэтому на лодке редко бывают проблемы с пищеварением. Когда находишься в море некоторое время, качки ты уже не чувствуешь, потому что привыкаешь. Зато ты когда первый раз ложишься на обычную кровать, тебя начинает качать, и это офигенно! Качает как волной, именно таким специфическим синусоидным движением. И так дня три на суше. Ещё качает, когда заходишь в замкнутое пространство. Это какое-то обновление. Не говоря о том, какое удовольствие от того, что в рядом нет людей. Бесконечное. 

У вас есть любимые места, или вы выбираете каждый раз разные маршруты? 

Конечно разные, это же путешествие. В этот раз собираемся на Азоры. 

Расскажите про дверь-сувенир. 

Да, я из Кабо-Верде привезла дверь, очень красивую. Мы её купили на обратном пути и тащили с собой в самолёте. Мы её разобрали, это была такая палка, негабаритный багаж. Я заплатила где-то 150 евро за доставку. 

После этого путешествия вы выкладывали в инстаграме фотографию с плывущим мальчиком. Как это отразилось в коллекции? 

Ну, вот. (Юлия показывает фотографии)

Андрей Качковский 

На суше — помощник Юлии Николаевой, на море — капитан 

Похоже, и в море ты давно, и в ателье давно. Сколько лет ты здесь работаешь? 

С 2010 года, десять лет будет 1 апреля; это первая моя работа с полной занятостью. 

Яхтенные права мы получили лет восемь назад, но не сразу начали брать лодки. Это часть всех остальных путешествий. Нет такой отбитой темы, что мы только на лодках. 

(Входит Юлия) 

Юлия: Я послушать, мне просто интересно. 

Андрей. Перебивать будет. 

Мы не больные яхтингом, просто есть места, где круче быть на лодке, как Канары или Кабо-Верде. Ты свободен от всей х...и, как говорит маэстро. Ты можешь купаться не с пляжа, потому что никто из нас не купается с пляжа, только с лодки. 

Юлия. Никто не любит купаться с пляжа. 

Андрей. Яхтинг, как известно, спорт для долбо...ов, потому что если посчитать скорость преодоления дистанции, нет ничего глупее, чем так перемещаться. Вся эта дичь от Греты Тунберг, что лодка — это экологично, это тоже фигня. Лодки делаются из разных материалов. Путешествовать по морю было бы быстрее на моторной лодке, но здесь прикол именно в том, что ты зависишь от погодных условий, от ветра. Ты можешь взять лодку на две недели, и ветра на будет вообще, и ты будешь как дурак ходить под мотором две недели. Лишнее напоминание о том, что есть природа, а ты как бы никто. Такая тема. 

На работы ты помощник Юлии, а на море наоборот, ты капитан, а она — матрос. Как это влияет на субординацию? 

На самом деле, у нас жесткой субординации нет. 

Юлия. Нет, это просто разные вещи.

Андрей. Вот, я же говорил, что перебивать будет. 

Юлия. Если это ателье, то Дрон прекрасно понимает, что он советуется и не принимает единоличных решений, просто потому что это моё ателье. А на лодке я не стану ему говорить: нет, давай пойдём не направо, а налево. 

Андрей. В наших путешествиях нет экстрима. При активном яхтинге и в больших переходах субординация — первая вещь, потому что если кто-то начинает слишком умничать, это мешает совместной работе. А мы обычно путешествуем маленькой командой, и у нас уже лет пять никаких проблем не было. Вообще, с тех пор как я капитан, никаких проблем не было, потому что мы не берём больше четырёх человек. 

У нас и в ателье не встаёт никаких проблем типа «я директор», потому что я всё равно не буду делать того, что мне не нравится. 

Что делает капитан? 

Принимает решения, когда и куда идти. Порядок такой: ты берешь лодку на две недели. Есть маршрут, который ты хочешь сделать. Плюс есть погода, поэтому маршрут по дороге корректируется. Ты должен его правильно рассчитывать, чтобы прийти к вечеру пятницы в порт приписки. Соответственно, ты смотришь погоду, можешь посоветоваться с командой (последнее слово Андрей произносит с нажимом, глядя на Юлию; Юлия хохочет — Н.П.), как будто это имеет значение, что команда посоветует. 

Ты рулишь, ты командуешь, ты орёшь. Классика. 

У капитана есть материальная ответственность за лодку? Он один её несёт? 

Всю ответственность несёт человек, который снимает лодку. Если у него нет прав, он должен взять наёмного капитана. Есть разные страховки. 

Мы когда поцарапали лодку, мы ж тогда вообще ничего не знали. А когда въехали в другую лодку, было уже понятно… (смеется). 

И чем это закончилось? 

Юлия. Баблом. 

Сильным? 

Андрей. Да нет, евро двести я ему отправил. 

Юлия. Четыреста. 

Андрей. Ну, четыреста, всё равно фигня. В марине был ветер, и при швартовке мы немножко продырявили соседнюю лодку. 

Насколько опасно отправляться в море на лодке? 

Не опаснее, чем ходить по улице. Как известно, риск поскользнуться в ванной и умереть гораздо выше риска разбиться на самолёте. 

Можно утонуть. Сгореть. Самое страшное на море — это пожар. 

Я слышала такое в качестве забавного парадокса. 

Мы его, слава богу, не встречали. Страшно потерять кого-то, если кто-нибудь выпадет. В Турции рассказывали, в прошлом году или два года назад опытный капитан на регате выпал из своей же лодки с полной командой, и утонул. Можно утонуть, если снесёт течением. Ты можешь травмироваться; при сложных маневрах может кому-то по голове прилететь. Если волна большая, надо держаться постоянно. 

Но эти риски не какие-то супер-критичные, все зависит от того, чем ты занимаешься. Если ты пойдёшь мыс Горн обходить втроём на корыте 35 футов, то у тебя, конечно, риски огромные. Там реально очень плохие условия. Если ты не проверишь прогноз погоды перед выходом, и напорешься на шторм, твои риски повышаются. Всякое может случиться; чем ты лучше подготовлен, тем ниже риск. 

Ночное плавание намного опаснее, чем дневное? 

Формально права действуют только в дневное время, в хорошую видимость и 20 миль от берега. Но по факту у них нет следующей стадии. Ты можешь больше по документам, только когда ты уже яхт-мастер и можешь людей обучать. Я могу им просто отправить письмо, и они пришлют ответ, что с моим опытом я могу ходить и ночью. 

Как выглядит логистика путешествия? 

Сначала нужно найти лодку. Чем ты раньше ты её найдёшь, тем будет дешевле; у нас обычно получается не больше чем за месяц, и мы берем из остатков. На Кабо-Верде вообще была одна. Находишь, бронируешь, оплачиваешь, приезжаешь, принимаешь и всё смотришь. Лодки все разные, у каждой есть свои особенности, надо всю осмотреть: тебе на ней жить две недели. Потом узнать погоду. 

Есть ли сервисы по бронированию лодок? 

Да, есть много компаний. Мы последнее время берем лодки через нашего друга. Там система одна и та же; есть большая база арендных лодок, у и них в цене заложен некий процент, который они могут потратить на всю цепь до конечного покупателя. Если ты решишь взять лодку где-то на Канарах, ты просто забиваешь в гугле canary yachts for rent, и он тебе выдает сайты; ты видишь лодки. Если это не сайт самой компании, которая сдаёт, то сайт агрегатора; цена у  одинаковая. Ты можешь выцыганить скидку, что ты сам нашел; они могут даже её дать. Мы ищем через нашего друга, потому что он знает каких-то людей, знает лодки. В Турции брали «Лорелей» по его совету, лодка была отличная. 

Юлия. Да, хорошая лодка, сковородок много! 

Андрей. Холодильник работал! 

Юлия. Когда мы путешествуем, мы берём машину, ездим по суше. В машине можно и спать, как в домике. 

Андрей. На Кабо-Верде ты идёшь на лодке день, приходишь на новый остров, отсыпаешься, за один день объезжаешь остров; дальше идёшь. На Канарах острова большие, мы зависали на каждом на пару дней. Есть много мест, где круто именно на лодке: островов много, условия интересные. На Кабо-Верде лодка нужна для сообщения между островами; есть паром, но его надо искать и ждать, он двигается со скоростью 50 км/ч. На лодке ты идёшь со скоростью 10 км/ч. Но ты совмещаешь и что-то хорошее, и что-то дебильное. И потом, это разные впечатления: дом снаружи и дом внутри. Ты не с суши смотришь на воду, а наоборот, и у тебя по-другому всё. 

Ты участвовал в регатах? 

Да, но не как капитан, а как член экипажа. Капитаном был Олег, мой друг. В путешествиях всё довольно лайтово, а на регате надо иметь опыт. Мы заняли второе место на регате в Турции; их там проходит много, это была Gocek Race Week. Сейчас в апреле поедем в Хорватию, там будут все наши друзья, которые с нами ходили на лодках, Олег будет капитаном. 

Яхтинг давно уже не закрытый вид спорта; предложений куча, в том числе для тех, кто хочет попробовать, начиная с «Силы ветра». Для людей без опыта за 500 евро на неделю можно много вариантов и просто попробовать: твоё, не твоё. 

Ходить на лодке можно круглый год? 

Фактически, да. На Канарах мы были в январе. Люди и на Карибы ходят, и куда угодно. Можно и сейчас кататься вокруг Англии, но это будет не такой яхтинг, где ты остановился и позагорал; это будет суровый нордический яхтинг. Ходят же люди в походы осенью — помокнуть, погреться у костра. Единственное серьёзное ограничение — это лёд. И то: я видел, что в Норвегии зимой лодки обмораживает, снег идет, влажно, — но они ходят, это традиция ещё со времён викингов.

Фото из путешествий — из личного архива Юлии Николаевой и Андрея Качковского; фото с показа — Виктор Бойко для Yulia Nikolaeva. 

Ещё о дизайнере: «Показ Юлии Николаевой во Дворце водных видов спорта»