Вплавь по Дороге жизни: 32 километра в открытой воде

Никита Посохов — кондитер и предприниматель, а еще он спортсмен-любитель с очень впечатляющими результатами. В этом году Никита стал четвертым на суточном заплыве в бассейне, а два месяца назад в одиночку переплыл Ладожское озеро по маршруту Дороги жизни. 


В третьей части рассказа Никиты — подробности двух грандиозных заплывов с паузой в четыре дня и цели Никиты на ближайшие годы. 


У заплыва на Ладоге было две задачи. 


Первая — почтить память работавших в блокадном городе людей через монотонный, тупой физический труд. Спасибо тем, кто разрабатывал стратегию, но если бы не миллионы людей, этого бы не было. Когда Шлиссельбург отбили, была задача построить узкоколейку, чтобы питать город. Так как рядом был фронт, мужиков не было. Голодно, холодно, женщины по 5 человек тащат рельсу — я видел фото. Двадцать с лишним километров они проложили за две недели. Для меня это не требующий мозговой активности труд. В Ленинграде таких примеров был миллион: люди, которые пекли хлеб, тащили снаряды. 

Или транспорт Дороги жизни, полуторка; иногда, чтобы снизить вес, снимали двери. Печек в полуторках не было. Ездили в ужасную погоду: чем хуже погода, тем больше шансов, что не попадешь под обстрел. И вот представьте: минус 30, скорость не больше 30 км/ч, чтобы не было резонанса, ты едешь. Там люди засыпали и замерзали. 

Вторая цель была… У тренера Вити Мельникова я выполнил первые десятки в ноябре-декабре. Он: давай 25 км? В мире спортсменов-пловцов самые престижные  старты — Oceans Seven: Ла-Манш, Гибралтар, еще где-то в Японии. Мы такие: на Гибралтаре 18 км, регимся! А там — 3 года очередь, и еще нужна квалификация. В Японии тоже небольшая дистанция, и тоже отказ. Я думаю, это маркетинг. Ну нет в мире столько пловцов на длинные дистанции, чтобы была такая очередь! А потом ребята, с которыми мы тренировались, говорят: а давайте на Байкале! Берут карту и проводят линейку, где плыть. А я думаю: неужели я пойду просто так месить воду? 

Я начал гуглить все события на озерах. Нашел Ладогу, в а этом году как раз юбилей со дня снятия блокады. Мне нужна мотивация; просто преодоление себя — это не цель, я преодолел себя, когда пришел в 7 утра на тренировку. Нужна цель со смыслом. Сейчас у меня задача, чтобы наши российские пловцы сначала проплывали Ладогу, а потом Ла-Манш. На заплыв по Ладоге я пригласил 6 людей, но все отвалились, и я поплыл один. 

Я должен был проплыть Ладогу 3 августа, но забил на погоду. Сошел на 6 километре, потому что после 4,5 км меня стало тошнить каждую остановку. Я понял, что десятку или пятнашку ещё дотяну на голодный желудок, но всю дистанцию не пройду, сломаюсь точно. Там были волны — обещали до 0,7 м, а по факту метр и полтора. Так качало! Я был к этому не готов, поэтому сошел. Но Ладога — главный старт в этом году, и я написал сопровождающим: «Ребята, как только будет просвет по погоде, в любое время звоните-пишите, я сразу куплю билет, прилечу и поплывем.» 

Когда плыл второй раз, вода была от 14 до 16 градусов; утром и вечером было холодно, а днем нормально. Меня сопровождал катер с МЧС, он вез питание и снаряжение. 
 

X-Waters Samara 181 km
 

Я прилетел в Питер, проплыл Ладогу, день остался в Питере, улетел в Самару, два дня там, и 21 августа вышел на старт X-Waters Samara 181 km с температурой 38-39 — схватил на Ладоге переохлаждение. В ночь перед стартом было так плохо, я весь горел. Решил: будет утром 36,6 — поплыву. Ну, понятно, что мне и Маша запретила плыть, и тренер. Маша сказала: у тебя организм тратит всю энергию на то, чтобы бороться с вирусом, а на обогрев тебе не хватит. Встаю утром; у брата, где я ночевал, был только сломанный градусник. Он показал 36.6! И я пошел на старт.

Фото из личного архива Никиты Посохова

После Ладоги я много чего читал. Когда трассу бомбили зимой, лед при бомбежке крошился в мелкую ледяную крошку и сразу застывала, и не было видно, что здесь разбомблено. Буквально через час это крошево сверху замерзало, и когда там появлялась машина, она сразу уходила под лед. И там был мужик один, который это не заметил и влетел, а у него было 10 или 12 коробок со снарядами. А они там все боролись за каждый мешок, за каждое зерно. И пока у него полуторка уходила под воду, он все ящики стащил на лед. Его спасло, что мимо шла машина, его увидели и подобрали, отвезли на один из пунктов обогрева, он там переночевал, высушил одежду, съел кашу и пошел. Ему врач сказал: ты куда, ты же заболеешь! А он: болеть некогда, болеть будем после войны. Я этой истории начитался и подумал: пойду на Волгу! 

В Самаре я сошел на 26 километре спустя 8 часов работы. Почему я сошел: там была жара под 35 градусов, вода 18 градусов и выше, а я плыву в гидрокостюме — и мне постоянно холодно. Сработал здравый смысл; я сошел. Потом пять дней сидел на нурофене, подорвал здоровье как мог. Но я просто хотел посмотреть: если будет температура, смогу ли я проработать какой-то объем. Глупый поступок, но мне надо было понять резерв, и я его понял. 

Тренер сказал: даже если ты выйдешь, сходи посмотри, как все устроено, как выстроены дни, какая вода, где какое течение, чтобы подготовиться в следующему году. Я так и сделал: на следующий день проснулся уже совсем убитый, но все равно не уехал, а каждый день смотрел. Один день остался в лагере, палатки собирал, картошку чистил; все оплачено, слот 50 тыщ стоит — я подумал, пусть будет у меня такой отпуск за свои же деньги. На следующий день пошел на каяке кататься. Потом я присоединился к одной команде, к эстафетчикам, и греб там 30 километров. Нурофеном закинулся — и нормально. Но я долго после этого восстанавливался. 


Путь Святого Иакова и полеты в вингсьюте 
 

В одной аудиокниге мне попалась такая мысль: если ты не знаешь, как достичь цели, придумай цель еще глобальнее. Пример — Тегеранская конференция 1943 года, когда было непонятно, кто реально выиграет войну; а Сталин, Черчилль и Рузвельт уже определяли, как будут действовать, когда выиграют. И я такой: надо придумать еще более мощный заплыв. 

Я не сильно верующий, но осторожно отношусь к таким вещам. В христианском мире есть паломнический маршрут — Путь Святого Иакова, до города Сантьяго-де-Компостела. По преданию, после мученической кончины святого Иакова его тело положили в лодку и отпустили в море; по водному пути мощи попали в Испанию. Этот маршрут сейчас проходят на яхтах, и он одобрен Римской католической церковью.

Сначала я хотел проплыть все 800 км, но потом понял, что это перебор. С Васей Кривенко поговорил, с которым соревновался за четвертое место на сутках: хочешь? Он: хочу! Решили плыть эстафетой. 

Спортсмены обычно гоняются за числом. Где я тренируюсь, есть тренер Юра Сарабутин: недавно он проплыл 100 км без остановок. Для меня это достижение, потому что я знаю, что это такое, я в рынке. Но это всего лишь цифры! 

У меня задача, если я пропагандирую здоровый образ жизни, — делать это со смыслом. 

Я не собираюсь становиться чемпионом по плаванию или профессиональным спортсменом. Когда я проплыву по Пути Святого Иакова, то уйду из плавания. Сейчас ищу тренера, чтобы взять велосипедную гонку Москва-Владивосток (имеется в виду Red Bull Trans-Siberian Extreme, самая длинная в мире шоссейная велогонка, которая проводится раз в два года — WB.Motivator), с одним простым посылом. Я много где был; в России я был в Самаре, где я плыл, в Твери на заплыве, ну может быть где-то еще проездом. Для меня эта гонка — единственный шанс пересечь всю страну! Вряд ли ты когда-нибудь проедешь всю страну даже на машине. Сейчас это кажется нереальным. Пока мне даже непонятно, как на неё попасть: допустят, не допустят. Говорят, что на многодневках сильно ноги стираешь; а на больших заплывах стираешь шею гидриком. И я думаю — какая разница, что стирать? 

Мы сейчас живем в таком легком мире: болят зубы — прими таблетку или иди на операцию; надо куда-то попасть — через сутки ты уже в Африке, если надо. Даже если у тебя нет денег, ты можешь накопить и слетать хоть в Америку, если купишь билет заранее. И я понял, что мне надо всё. Откатал гонку — что дальше месить? Я не спортсмен. На Чемпионат мира я в жизни не попаду. У нас спортсмены занимаются с детства, смысл гоняться за ними, когда у тебя еще и возраст подходит? 

Я очень против этих вещей, когда ты 5000 километров наматываешь по кругу (имеется в виду Self-Transcendence 3100 Mile Race, самый длинный легкоатлетический пробег в мире, который ежегодно проводится в Нью-Йорке — WB.Motivator).  Зачем издеваться над людьми, делать их белками в колесе? А на велогонке ты побываешь в разных климатических зонах и часовых поясах, увидишь кучу новых мест.  

Поэтому: плавание, велосипед, а потом виндсьюты. Я придумал проект. Выбираю 5-7 мест силы: статуя Христа в Бразилии, пирамиды в Египте и так далее; моя задача сделать так, чтобы над ними пролететь! Это совершенно другая жизнь, другие краски!
 

Фото из личного архива Никиты Посохова

Ещё о Никите: 

Никита Посохов о том, как щелочная диета изменила его результаты

24 часа в бассейне: как это возможно